Исследование


Содержание:

Интервью ко дню философии

Интервью к дню религиоведения

 

Если бы «философский вопрос» был симулякром, мы бы сейчас не разговаривали – давно бы истребили друг

Посвящается: Всемирному дню философии – 2019,

25-летию новейшей истории Кафедры государственно-конфессиональных отношений

Интервью с Анной Владимировной Комаровой, кандидатом философских наук – руководителем направления по крупному корпоративному бизнесу АО «АЛЬФА-БАНК».

Сфера интересов: религиозно-нравственный и аксиологический аспекты в жизни общества и отдельного человека; ценности и традиция; философия существования, мировоззрение и культурное наследие мужских союзов от древности до наших дней.

Уважаемый Вильям Владимирович, благодарю за эту возможность поговорить о роли философии в формировании мира как отдельного человека, так и общества в целом.

Да, Мир велик и мир развивается, и, хотя по поводу величия и развития тоже можно подискутировать, я предлагаю обратить внимание на его динамики и трансформации, которые актуализируют проблемы традиции и ценности, нравственности и ответственности и переосмысления ответов даже на те из вопросов, которые, казалось, давно получили решение и стали классикой. Каждое поколение и каждый человек вновь отвечают и наполняют смыслом такие понятия как Человек, Мир, Ценность, Традиция, Ответственность, Свобода, Любовь.

Молодые люди, всякий раз приступая к вечным ценностям, создают новые смыслы, и зачастую оказываются на пути разрушения как самих ценностей, так и себя, и общества. Задача философов во все времена актуализировать ценности и очищать, если так можно сказать, жизненно важные понятия от всяких примесей и их сохранять.

В.Ш.: Уважаемая Анна Владимировна, как Вы полагаете, что пытается в этом своем вопрошании понять человек, что различить, а главное, на Ваш взгляд, зачем?

А.К.: Зачем? Может быть это ответ идеалиста, но, мне кажется, это вопрошание связано с желание сделать этот мир лучше и чище. Что из этого получается, это – второй вопрос. Ярким примером может служить предмет моего научного исследования – мужские союзы, в частности рыцарские ордена и их крестовые походы.

Что ими двигало – вера, или жажда наживы?

Считаю, что вера и желание освободить Гроб Господень, а земли и полученные титулы и то, как они их получали – это уже сопутствующее.

Исходя из этих, во многом идеалистических установок, формируется еще одно вечное, связано с проблемой расхождение слов и дел, вопрошание.

Эта проблема, на мой взгляд, связана с философией воспитания и образования человека. Здесь я согласна с Константином Петровичем Победоносцевым: сначала нужно воспитать человека, а потом давать ему образование. Может тогда и не будут расходиться слова и дела, а будет получаться, как это и положено, должное – «как всегда».

Еще мне кажется, что при исследовании того или иного вопроса не нужно пугаться ответов, которые оказываются не так просты и не соответствуют тому, что принято повсеместно, нужно просто решать поставленные задачи и принимать ответы, как они есть.

Для меня, в свое время, было открытием конец повести «Левша» Николая Лескова: мы все любим хвалиться достижением, мол мы можем и блоху подковать… Вот только мало кто хочет обратить внимание на то, чем закончилась повесть и где оказался Левша… Поэтому, повторю: важно не только вопрошать, но и не пугаться ответов – нужно просто решать поставленные задачи.

В.Ш.: Уважаемая Анна Владимировна, а из всего спектра многообразных значимостей, какие вопросы и проблемы в обществе начала XXI в. можно отнести к философским? Ведь если мир не является статичным – даже такие понятия как «традиционность» и «модернизм», да и собственно понятие «ценность», в каждую эпоху / период имеют свое конкретное содержание – постоянно уточняются объемы понятий (содержание), т.е. мы активно экспериментируем с формо-образованием, аксиоматиками явлений, можно предположить, что в таком мире должно измениться и представление о Философии – она теперь далеко не только практикующая созерцание педагогика. Что она теперь? А может время философии и философствования и вовсе ушло – может она умерла, а в мире остался лишь ее образ, с которым продолжают играть лишь ренегаты? А может в мире уже появилось или скоро появится нечто более возвышенное и привлекательное, чем философия?

А.К.: Конечно, появилось, только не возвышенное, а очень и очень привлекательное – стать звездой интернета хотя на один час и получить максимум лайков. Для меня ярким и негативным примером в этом плане стал конкурс «Лидеры России», в котором на первом месте идет создание видеоролика о себе, а только потом проверка умственных способностей, как и иных компетенций и навыков – знаний в целом. С моей точки зрения, управленец должен сначала обладать знаниями, умением и навыками – их нужно проверять в первую очередь, а не умение красиво говорить, иметь импозантный образ, хотя и он крайне важен.

Вот тут и «включается» философия, и пытается ответить на вопрос, что это за насущная необходимость появилась у человека «хайпануть» – почему она возникла, и относится ли это ко всему обществу, или только его отдельным субъектам, в частности, к молодежи? Насколько критична подмена мыслительной деятельности ярким, отключающим мозг, шоу с развлекательным контентом? Действительно ли сейчас миром правит политолог, продюсер и болтун? На каком этапе мудрость подменили умением продать себя публике любой ценой и можно ли эту деградацию остановить?

Что касается представлений о философии, то сейчас, думаю, оно перешло в разряд сатирических терминов и действительно, как Вы сказали, в разряд древности. Но все же это не умаляет сущности философию – ее значения как науки, ее ресурса как мудрости: велик масштаб и учителей философии, труды которых актуальны во все времена. Беда в том, что мало кто их читает – многие лишь цитируют, не понимая, откуда это и о чем мысль. Порой доходит до смешного: философом становиться тот, кто сумел процитировать известную фразу, не зная при этом, кто ее автор.

Изменение представления о Философии связано, скорее всего, с появлением большого объема информации, которая так и остается информацией и сиюминутными истинами, которые озвучивает на весь мир любой, никак и ничем не способный ее удостоверить…

Мне близко понимание следующей логики развития знания: изначально человек получает информацию; проходит время, и часть из нее становится знанием, затем часть знания становится мудростью, – так происходит естественный отбор.

В настоящее время эта модель не работает, а потому и мир погряз в неадекватной информации, причем большей частью бесполезной.

Поэтому и задачей философии я вижу банальную – быть не просто практикующей созерцание педагогикой и пылящимся фолиантом, а быть активным инструментом смысло- и формо-образования. Хорошо бы философам активнее действовать в мире – учить подрастающее поколение работать с первоисточниками и применять эти знания к текущим явлениям – испытывать их на истинность / ложность, вечность / профанность.

В.Ш.: Если говорить о горизонтах бытия – границах пространства, границах человека и его мира, – эти границы и горизонты, на Ваш взгляд, чем и как обеспечены? И если допустить, что слово (мысль) – это не означаемое и означающее, а инструмент, каким человек орудует в природе(ах), среде / пространстве(ах), «удлинняющий его руку», чем тогда будет то, что мы называем «философский вопрос»? И в целом, вообще, есть ли такой феномен как «философский вопрос» – не симулякр ли это, а может и того причудливее – не покемон ли?

А.К.: Горизонты бытия состоят из двух составляющих. С одной стороны, границы пространства, человека и мира человек устанавливает себе – каждый в отдельности создает и разрушает эти границы. С другой, есть, если можно так сказать, пределы допустимого, т.е. не всё в мире и Вселенной познано, и эта граница познания, похоже, установлена далеко от этих внешних пределов…

Если допустить, что философия – инструмент в прямом смысле этого слова, то это якорь и штурвал. Первый помогает делать остановки и углубляться, а штурвал – всегда идти вперед и держать курс. Выбрать же правильный курс поможет как раз тот самый «философский вопрос» – кто я? – Для чего и зачем я живу? Ценны ли мои действия только для меня, или и для других? Нравственны ли мои действия?

Если бы «философский вопрос» был симулякром, мы бы не разговаривали сейчас – давно бы истребили друг друга.

В.Ш.: Философия, как и любая другая отрасль знаний, инструментальна – должна развиваться, чтобы быть качественным и эффективным, востребованным, инструментом даже в смысле того, чтобы обеспечить региональное (уникальное) в глобальном (всеобщем), а с ними – и целое, если, конечно, эта категория будет сохранять функциональную и ценностную значимость. Этническое, национальное, как известно, – это ценностно (мировоззренчески и идеологически) обеспеченная уникальность. Уважаемая Анна Владимировна, как Вы полагаете, эти уникальности – практики, стратегии и тактики синергийно-холистских установок, или что-то иное? И в этом смысле, учитывая тот эпохальный формационный сдвиг – вхождение в информационную эпоху, с неизбежной перестройкой системы миропорядка, какие интенции в Мире будет набирать силу – о развитии, автономизации автохтонных философских доктринах и системах, например, этно-национальных / народностно-племенных – африканских, семитских, славянских, индейских, etc. философий, или с учетом более высоких уровней систематизации – например, мусульманской, христианской, буддийской, etc., или Западная и Восточная, – ведь в основу классификации мы всегда полагаем некие критерии? – Какие, на Ваш взгляд, принципы и подходы к конструированию будущего окажутся востребованными?

А.К.: Запрос общества на интенцию уникальности, несомненно, по всему миру набирает обороты. – Это своего рода естественная антитеза глобализации, которая пытается реализовать утопический лозунг «свобода, равенство, братство». С моей точки зрения и наблюдения, акцент на уникальности также таит в себе опасности. Например, вот две базовые «уникальности»: первые понимают уникальность только как внешнее проявление, причем эта жажда уникальности граничит с безумием; вторые наоборот  уходят в глубину как бы духовного, а по факту набирает обороты фанатизм и бездумный возврат к якобы древним корням, которым т чаще всего манипулируют политиканы и шарлатаны.

При конструировании будущего, на мой взгляд, потребуется более четкое понимание, что есть человек, что есть общество, страна / государство, поскольку очевидно не только, что  все разные каждый прошел свой путь развития, но и то, что попытка всех унифицировать за счет выработки стандартов качества – варварство нового уровня / порядка.

Тенденция, когда меньшинство диктует правила жизни большинству, опасна, особенно, если это связано с ускоренным фило-историогенезом – создание «новых» наций и народностей, государств с искусственной истории и традиций, безумная затея.

Философия и ее фундаментальные принципы познания мира и человека должны стать той основой, которая сохранит в человеке человеческое, и человек / общество продолжат свой путь становления.

В.Ш.: Уважаемая Анна Владимировна, в завершение нашего разговора хотелось бы услышать Ваш прогноз о будущем. Мир модернизируется – мы экспериментируем не только с формами, но и сознанием. Какие, по Вашему мнению, категории будут определять границы мировосприятия, какие существенные изменения в общественном сознании нынешних постиндустриальных обществ, можно ожидать в ближайшие время – что человеку / человечеству, с одной стороны, удастся решить, а с другой – с какими издержками придется столкнуться?

А.К.: На мой взгляд, главный и опасный эксперимент с человеком в области сознания – это добровольная передача «ментальной» функции техническому средству. Несомненно, в отдельных областях это можно и нужно делать, и это приносит пользу; но когда у человека вместо головы и рук работает гаджет, это настораживает  человек становится легко управляемым извне. Это и есть издержка технического развития.

Категории – границы мировосприятия,  мне кажется, останутся прежними. Во все времена граница мировосприятия идет через радость и боль, любовь, жизнь и смерть, т.е. через те категории, которые не являются пустыми абстрактными представлениями, а переживаются лично, непосредственно каждым – помните: «Даже счастье всего мира не стоит одной слезинки на щеке невинного ребёнка».

Уважаемая Анна Владимировна, благодарим Вас за этот разговор.

Пользуясь случаем, хотелось бы реализовать еще один важный элемент, связанный с Днем Философии – он нечаянно возник в 2016 г. по инициативе наших студентов ИГСУ РАНХиГС, – блиц-интервью по 10 вопросам мировоззренческого характера:

1. Какова природа Вселенной?

А.К.: С точки зрения того, что мы видим, что изучили и пытались осмыслять – это красивая и четкая структура, в которой прослеживается живая связь различных между собой элементов и процессов. С точки зрения невидимого – это необъятное и непонятое нами пространство информации.

2. Есть ли какое-то Высшее Существо – в чем его смысл / значение?

А.К.: Есть.

3. Каково место человека во Вселенной?

А.К.: Быть Творцом с «большой буквы».

4. Что такое реальность?

А.К.: Здесь и сейчас.

5. Что определяет судьбу каждого человека?

А.К.: Сотворчество Бога и человека, т.е. насколько человек может услышать, понять и принять задуманное о нем: «не моя, но Твоя воля да будет».

6. Что такое добро и зло?

А.К.: Вечные спутники. Вспоминается фраза из «Фауста»:

«Вот это – так, и это – так,

А потому и это так,

И если первая причина исчезает,

То и второму не бывать никак».

7. Почему наша жизнь такая, как она есть?

А.К.: Потому что хотим по-щучьему веленью, по-моему хотенью.

8. Каковы идеальные отношения между личностью и государством?

А.К.: Соработничество и сотворчество. Акцент на совести и справедливости, а не законе и наказании, хотя, может быть, это и утопия…

9. Что такое любовь?

А.К.: Лучшего определения, чем сказал апостол Павел в Послании к Коринфянам, я не знаю.

10. Что происходит после смерти?

А.К.: Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь.

Интервью подготовил:

Шмидт Вильям Владимирович – директор Центра религиоведческих и этнокультурологических исследований и экспертизы Кафедры государственно-конфессиональных отношений ИГСУ РАНХиГС

Источник:

http://igsu.ranepa.ru/news/p141825/?fbclid=IwAR29wbUAIlFrg8qjpbUSJbQjyvaMNuq4vZ8uitS_ARz9TncE-jk7oGM060I

Всемирная неделя гармонизации межрелигиозных отношений – 2020. Интервью

19 февраля с некоторых пор в российской научной среде исследователей религии принято считать Днем религиоведения. Дата была приурочена к первой лекции по истории религии, прочитанной Максом Мюллером в Королевском Институте 19 февраля 1870г.

В 2020 году этому событию исполняется 150 лет!

К этому событию была приурочена Всемирная неделя гармонизации межрелигиозных отношений – 2020: «Религиоведческий марафон» – серия экспертных интервью.

Как пишет Вильям Владимирович Шмидт (д-р филос. наук, профессор, руководитель проекта «Религиоведческий марафон» дискуссионной платформы ИГСУ «Науки о религии: диалоги III тысячелетия»):

— Из РФ мы по-прежнему единственные, кто участвует в этой Международной неделе. Можно считать, что состоялся памятный знак — Отчет о российской неделе WIHW-2020 (The World Interfaith Harmony Week) за № 96 «Религиоведы: диалоги — среда взаимодействия» (Религиоведческий марафон, 2020 – серия экспертные интервью) принят WIHW под № 96 – https://worldinterfaithharmonyweek.com/view-reports/?report=44411&fbclid=IwAR2PZ5wY6lB5xp9AlXDB1Qe53NdI3Pq85tRnFwNXJ2a8oA1waUMiU-uXRlk . Расклад участников (проектов) Недели — 2020 таков: Британия — 17, США — 16, Иордания — 11, Филиппины — 11, Украина — 10, Дания — 7, Нигерия — 6, Австрия — 5, Индия — 4, Италия — 2, Швейцария — 2, Венгрия — 2,
и по 1 проекту представили Канада, Босния и Герцоговина, Маврикий, Тайвань, Македония, Франция, Марокко, Афганистан, Албания, Бразилия, Австралия, Египет, Замбия, Гамбия, Россия, Чили, Китай, Ирландия, Малави, ЮАР — всего 113 проектов.
Познакомиться с Отчетами можно здесь — https://worldinterfaithharmonyweek.com/reports-2020/ — и взять на заметку: жизнь ведь только начинается. Особо радуют коллеги-украинцы — впервые и сразу 10! — Liudmyla Александровна, приветствуем — молодцом! А еще — стало понятно, почему Бабочка символ!

P.S. ОТЧЕТ о гражданской инициативе по обеспечению в Российской Федерации Всемирной недели гармонизации межрелигиозных отношений, реализованный в виде «Религиоведческого марафона – 2020» – серии экспертных интервью, направленных на развитие гражданско-религиозного диалога и популяризацию наследия религиозных традиций. (Присоединяясь к проекту WIHW, в 2018 г. Кафедре государственно-конфессиональных отношений с Центром религиоведческих и этнокультурных исследований и экспертизы ИГСУ РАНХиГС выступила с инициативой популяризации российского опыта обеспечения межрелигиозного мира и согласия – был издан художественный маркированный конверт – специальный государственный знак почтовой оплаты. В 2019  г. Всемирная неделя была ознаменована серией круглых столов по теме «Религиозная традиция – это что и это как?»)

***

31 января 2020 было представлено интервью с Анной Владимировной Комаровой, кандидатом философских наук, руководителем направления по крупному корпоративному бизнесу АО «АЛЬФА-БАНК».

Анна Комарова: чтобы быть ближе и понятнее друг другу, надо вести диалог…

Уважаемая Анна Владимировна, этот наш разговор посвящен Всемирному дню религии и Всемирной неделе гармонизации межрелигиозных отношений. Как известно, религия в той или иной мере является субъектом политических отношений, включая конфликты. Как вы считаете, почему человеку / человечеству так и не удается продвинуться в преодолении религиозных разногласий? Что, на Ваш взгляд, является препятствующим фактором на пути к умению человека мирно решать конфликты – договариваться и следовать выработанным нормам и принципам – этим ценностям?

А.К.: Думаю, чтобы избежать верхнеуровнего конфликта на почве религии, нужно изначально понимать, что религия всегда будет субъектом политических и в целом общественных отношений, представленная либо тем или иным социальным институтом, например, церковью, либо человеком – носителем того или иного вероисповедания.
Если смотреть на «нижний» уровень конфликта, то здесь дело в гордыни и тщеславии как отдельного человека, так и нации, народа, страны – нежелании услышать и понять другого, даже когда тот может быть не прав. «В главном и основном – единство, во второстепенном – свобода и во всем – любовь». Нежелание или неумение применить это правило в жизни приводит к плачевным событиям.
В духовной сфере действуют законы, что и в светском мире и семье, если спускаться по уровням вниз. Не словами нужно воспитывать, а быть примером, на который хочется равняться. Мы, будучи православными, какой можем показать пример миру, если не можем регулярно договорится между собой.

Зачастую мирно решать конфликты мешает многоаспектное понимание религии, постоянное смешение духовного уровня и мирского с его институтами и правилами, сакрального и профанного.

Если еще раз коснуться, например, православия, то я наблюдаю создание не православного человека, знающего Писание и основы веры предков, а православного фанатика, освоившего обрядовую сторону жизни и готового за нее биться. (Это же можно наблюдать и в иных религиозных культурах и традициях.) Так, православные молодежные клубы порой напоминают закрытый кружок по интересам, изолирующийся от общества, причем даже православного, примером этому могут служить «молодежные литургии». Что это за термин и не создает ли он почву как раз для тех самых конфликтов? Завтра будут «детские литургии», «женские / мужские» и т.п. Литургия – это ведь общее / совместное дело, где мы – разные по возрасту, полу и непохожие друг на друга – встречаемся и идем к одной Чаше, чтобы соединится со Христом в одно тело. С этого начинается сначала наше единство как православных людей. Т.е. нужно научится хранить единство сначала в своем мире, а потом уже говорить о нем другим.
Кстати, это незнание основ веры и неумение или нежелание следовать выработанным нормам и принципам, используют те или иные медиа ресурсы для решения своих вопросов, в том числе для разжигания конфликтов, которые все проще начать и сложнее погасить. Общество регулярно заставляют делиться на правых и левых, а понять кто правый, а кто левый все сложнее из-за использования теории относительности уже и в духовной области.

В.Ш.: 2 августа 2018 г. был утвержден профессиональный стандарт «Специалиста в сфере национальных и религиозных отношений». В нем были определены трудовые функции, основные навыки и умения – базовые компетенции и квалификационные уровни для специалистов данного профиля. Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать человек, чтобы эффективно справляться с поставленными задачами?

А.К.: Здесь, я думаю, не только качества важны, но и – главное быть практиком, а не теоретиком, быть живым и чувствовать переживания, может где-то и боль других людей. Мне кажется, это должен быть человек, который не просто знает историю своей страны, религий, культуру, но и должен знать свои корни, т.е. через призму своей семьи и рода рассматривать происходящее. Иметь конкретный живой аналитический опыт происходящего, а не морализаторствовать по типу «вот это хорошо, а это плохо».
Это – сфера, в которой умение красиво рисовать мертвые презентации и оперировать пустыми цифрами может привести к серьезным конфликтам с живыми людьми и будет как сказал Аркадий Райкин «осторожно, специалист». Думается, в последнее время мы увлеклись количественными и качественными показателями и мгновенными эффектами, не понимая, как и где их можно применять и использовать. Также и с качествами специалиста – можно быть начитанным или добрым человеком, но само по себе это не принесет пользы.

В.Ш.: Несмотря на то, что Российская Федерация является светским государством и религия отделена от государства, данные институты находятся в тесном взаимодействии: некоторые настаивают, что в стране нарастают тенденции религиезации политики (клерикализации), а иные наоборот – что идет процесс идеологизации и политизации религиозной сферы. Как вы полагаете, какие действия (механизмы, события и / или решения) могли бы снизить уровень конфликтности (противоречий) и оказать влияние на устойчивое воспроизводство данной сферы отношений?

А.К.: На мой взгляд, данные институты должны взаимодействовать. По поводу нарастания религиезации политики и идеологизации и политизации религиозной сферы – это своего рода рекламный ход, регулярно запускаемый в медиа ресурсах, причем чаще всего с акцентом на негативной составляющей.

Снизить уровень конфликтности? – Можно ли его снизить, если люди, называя себя православными, не знают основ своей веры и ее истории, и самое опасное – не хотят этого знать. (Как пример: в анкете могут написать «православный, но не религиозный»… То же можно сказать и про знание других вероисповеданий.) Исходя из этого, снизить противоречия смогут в какой-то мере знания основ религии, полученные не из плакатов / постеров или демотиваторов в интернете. Кстати, расширению конфликтогенности способствуют публикации / комментарии в социальных сетях священников, публикации которых большая часть населения считает ответом Церкви.
Снизить уровень накала в «столкновении» светского и религиозного и обеспечить их взаимопроникновение и взаимоуважение поможет не запретительная политика, а действия, если можно так сказать, на опережение и стратегия на просвещение. Приведу несколько примеров, которые я наблюдаю, и которые ежегодно рождают конфликты.
Праздник «День семьи, любви и верности», как известно, приурочен ко дню памяти святых Петра и Февронии, но не секрет, что он появился как альтернатива Дню святого Валентина. Не понимаю, почему нужно было довести общество до поклонения этому дню, чтобы потом с ним же и бороться, используя различные государственные институты, порождая тем самым конфликты.

Другой пример – день «Святого Патрика» и «День всех святых». Они не альтернатива, но суть этих праздников была утеряна / обмирщена, а потому и здесь конфликт – противостояние и борьба. А ведь еще святой Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, будучи в 50-х гг. ХХ в. архиепископом Западно-Европейским, уделял большое внимание возрождению почитания западных святых древней неразделенной Церкви – при нем в православных храмах Европы начали поминать святого Патрика. Очевидно, чтобы быть ближе и понятнее друг другу, надо вести диалог…
Сфера взаимодействия любых институтов строится на людях, а как его строить, когда человек и общество большей частью разнуздано и расслаблено? Это очень тяжело, особенно в силу того, что потрудиться здесь нужно самому человеку, т.е. каждому в отдельности. Касательно православных, то нужно быть христианином не только в храме. Серафим Саровский указывал: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи».
Если вернуться к началу разговора, то как раз медиа ресурсы можно использовать для просвещения. Людям не связанным с медиа, так сказать со стороны, не пробиться и не донести свои чаяния – их не слышат ни светские СМИ, ни в православные. Получается, живем в одной стране, но на разных планетах, и этих планет все больше и больше. Нет золотой середины, нет реального просвещения и актуализации традиций и ценностей, нет понимания, чем живет тот или иной мир и их интересы, а только оценка тех или иных событий, зачастую поверхностная и когда, выражаясь современным языком, припекло.

В.Ш.: В религиозных конфликтах, как правило, участвуют люди, которые определяют себя как верующие и эта их позиция (установка) зачастую дает большое пространство для самых разных спекуляций, включая и диффамацию, а иногда и дестабилизацию системы общественно-и государственно-религиозных отношений. Если возможно, как бы Вы определили понятие «верующий» — какие признаки являются важными?

А.К.: Позвольте пойти от обратного и назвать сначала признаки, которые не определяют человека как верующего, по крайней мере не являются основными и обязательными. Это внешние признаки – юбки и сарафаны в пол и платки для женщин и девочек, а для мужчин борода и косоворотка. Правила приличия в одежде, эстетика и этика, мне кажется, должны быть присущи в целом человеку независимо от вероисповедания. Культуру ношения платков нужно знать – и традицию, и историю, – а не измышлять как, например, обязательное повязывание платков маленькой девочке, начиная с младенчества.

Как и говорила выше, признаки верующего сейчас большей частью перешли на внешний уровень и обрядовость, а верующему нужно знать основы веры: Священное Писание и Священное Предание. В них все признаки описаны. Не знание основ как раз и дают большое пространство для самых разных спекуляций, включая и диффамацию.
Для меня признаком верующего является любовь, причем не только православного вероисповедания. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе: о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Евангелие от Иоанна, гл. 13). Почитайте житие святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского – там все просто и ясно.

В.Ш.: При возникновении то ли конфликта, то ли противоречия, мы осознаем потребность либо в изменениях среды, в которой мы находимся, либо потребность в личных изменениях. Чтобы вернуть баланс в систему отношений, мы подбираем подходы и средства (методы), которые могут быть эффективными или пытаемся совершенствовать существующие. В случае с государственно-религиозными отношениями существует ли проблема трансформации / модернизации этой системы, в том числе и за счет самих участников, или религия – это фундаментальное явление, и проблемы регулирования этой сферы относятся к функциям высшего порядка? Что бы вы включили – какие позиции и пункты – в Национальный план действий в области прав человека в части обеспечения прав на свободу совести и убеждений?

А.К.: Отчасти я выше уже ответила на этот вопрос. Если повторить, то чтобы вернуть баланс в систему отношений нужны в первую очередь личные изменения – налицо проблема трансформации / модернизации за счет самих участников. Да, религия – это фундаментальное явление, но существует она за счет участников и их отношений между собой и миром. Человек – это отражатель того мира, который существует в нем, т.е. не внешний мир такой плохой и влияет на человека, хотя и этого невозможно отрицать, а человек несет в мир то, чем и как живет – что происходит внутри него.
Что внести в Национальный план действий в области прав человека в части обеспечения прав на свободу совести и убеждений? Если человек воспитан правильно и у него в наличии совесть, то ему не нужен план действий как вести себя по отношению к другим и чужим ценностям / убеждениям. А вот если он не воспитан, то общество регулирует это наказанием от административного до уголовного. Насколько это исправит ситуацию, сказать сложно – нынешняя исправительная система не занимается по факту исправлением и воспитанием, а только расхолаживает или усугубляет и ожесточает. Следовательно, план действий во все времена должен быть один – воспитание человека; и не просто давать ему образование, а именно воспитывать, начиная с младшего возраста, объясняя ему не только его права, но и обязанности и ответственность.